ЦВЕТ 1 (ОДЕССКАЯ ВИШНЯ)
130х200 см.







ЦВЕТ 2 (КВАДРАТ)
170х170 см.





ЦВЕТ 3 (ЯБЛОКО)
130х200 см.





ЦВЕТ 4 (ЯПОНСКАЯ ВИШНЯ)
110х200 см.





ЦВЕТ 5 (БАРАШКИ)
130х200 см.





ЦВЕТ 6 (ВЗРЫВ)
150х200 см.





ЦВЕТ 7 (ЧЕРЕШНЯ)
120х200 см.





ЦВЕТ 8 (КИТАЙСКАЯ ВИШНЯ)
110х200 см.





ЦВЕТ 9 (ВЕЧЕРНЯЯ ВИШНЯ)
140х180 см.





ЦВЕТ 10 (ВИШНЕВЫЙ САД)
180х300 см.



Проект "ЦВЕТ" Анатолия Ганкевича.

Живопись проекта «Цвет», это, по словам самого Анатолия Ганкевича, попытка совместить тончайшую, легкую японскую гравюру на белоснежной бумаге с тяжелыми, брутальными мозаичными панно западной Европы – тушь и смальту, тонкую бумагу и грубый цемент. Однако, напрямую о японской гравюре в проекте «Цвет» речь не идет. Японское может быть только отношение к искусству. «В японском искусстве вершина красоты – то, перед чем человек стушевывается, исчезает».

Основа экспозиции – это десять крупноформатных живописных полотен, выполненных в оригинальной технике, используемой автором еще с начала 90-х – с помощью традиционных живописных приемов за счет нанесения пастозного рельефа краски Анатолию Ганкевичу удается имитировать на холсте эффект мозаики. Сложная игра фактуры живописной поверхности полотен в сочетании с изысканной монохромностью, композиционной завершенностью произведений и лиричной неожиданностью сюжетов позволили автору достичь сочетания сразу нескольких культурно-эстетических парадигм. Античная мозаика, японская гравюра, ироничность, присущая современному искусству, на полотнах Ганкевича не только не конфликтуют, а органически дополняют друг друга.


Цвет – это ощущение, которое получает человек при попадании ему в глаз световых лучей. Одни и те же световые воздействия могут вызвать разные ощущения у разных людей. Для каждого наблюдателя истинный цвет — тот, который видит он сам.


ЗАБЫВАЕМАЯ НОВИЗНА. Текст Анатолия Ганкевича

Вначале, по задумке, текст для этого проекта не был предусмотрен.

Я хотел оставить позади инструментальные рассуждения и углубится в наблюдаемое. Увидеть и почувствовать простые вещи, существующие только лишь ради себя самих, как объекты внутренней ценности. Любое объяснение этой идеи словами для меня недостаточно, поэтому я попытаюсь максимально скромно донести лишь те мысли, от которых отталкивался.

Вначале, невинная, детская простота была основополагающим качеством проекта. Затем захотелось взять что-то лежащее на поверхности. Я искал обыденный, чистый, но в то же время настоящий, проникновенный образ. Виделся банальный вид из окна или на улицу, без людей и окружения. Этот ракурс может снять каждый человек владеющий фотокамерой. Обыденность – это ничто. Но это Ничто, как известно, может стать чем угодно. Например, живой загадкой, фрактальной системой (все большое повторяет малое, из которого оно состоит), которая складывается в хаотичный рисунок и композицию из веток и цветов.

Всем, наверно, знаком эмоциональный эффект от впервые в году увиденного, весеннего цветения деревьев. Выходишь как-нибудь весенним солнечным утром на улицу и видишь как «всё распустилось». Кажется, что все так до боли знакомо: весна, «свадьба цветов», а ты, все же по новому ощущаешь это настроение, как радость новому, чистому листу бумаги. Ты знаешь, что так бывает раз в году, но ты радуешься этому благодатному ощущению новизны, которое, каждый раз, нас волнует, и о которой мы постоянно забываем.

В цветущих деревьях прежде всего я вижу, имитацию (один из инстинктов в человеческой природе), копирование, рождение нового. Цветение – это весенняя, сексуальная пора, которая волнует нас на реликтовом уровне. Это любовное настроение, этот взрыв желаний все живые существа переживают из года в год, но эффект каждый раз одинаково-новый.

Так вот, тогда я решил: «Да будет Цвет!» Вот таким образом ощущение новизны оказалось на этих полотнах.