Scroll to top
en ru

ОЧИЩЕНИЕ

Эту выставку Москва запомнит...

Вероника Боде

«Человек, омывающий себя только снаружи, подобен гробнице, заполнен- ной зловонными камнями и украшенной дорогими одеждами». (Апокриф врачевателей секты Ессеев-Терапевтов. 1 в.н.э.)

Приглашая на однодневную выставку в конце октября, Марат Гельман предупреждал, что «можно не обедать». И все-таки такого мы не ожидали. Горы колбасы, сала, мяса, фруктов и реки вина и шампанского повергли в ужас даже видавшую виды московскую тусовку. В Москве-то ведь вообще в последнее время наметилась тяга к гигантизму: вспомнить хотя бы знаменитую акцию «Море водки» на Трехпрудном.

В этом празднике обжорства 6ЬІЛО нечто, не убоюсь этого слова, мистическое: количество еды со временем почему-то не убывало. Вот, вроде, все уже наелись, отвалились, а стол все полон. Тут началось тихое «распредмечивание инсталляции»: к столу потянулись люди с пакетиками, свернутыми из газеты «Галерея», каковая в галерее Гельмана имелась в изобилии. За расхитителями следило недреманное око видеокамеры. Чтобы подбодрить самих себя, они кричали, что это тоже такая акция…

Кроме стола, в зале наблюдались два больших фотопортрета авторов — одесских художников Анатолия Ганкевича и Олега Мигас, у каждого в руках по тыкве.

Видеофильм, показанный тут же, изображал действия, предписанные вышепроцитированным апокрифом: два голых мужчины на экране долго ковыряют тыкву, делают из нее нечто вроде клизмы, за чем следует, разумеется, опорожнение кишечника. Финальный кадр: экскременты рядом с ярко-оранжевой тыквенной начинкой — и, понову, — ковыряние тыкВЬІ.

Концепция выставки, как явствует из ее буклета, обыгрывает бытующее в творческой среде представление о вернисаже как о месте, где пьют, едят и тусуются. И художники дали публике возможность в полной мере насладиться этой, вкусной стороной программы, не осложняя ее более ничем. Ну и, одновременно, призывают, в том же буклете, к последующему лечению обжорства голоданием и к очищению — вышеописанным способом. Выставка так и называлась: «Очищение». А кураторы ее — два крупнейших — в прямом смысле — московских искусствоведа: Андрей Ковалев и Константин Акинша (они и правда оба довольно здоровые).

Эх, побольше бы таких выставок: радостных, жизнеутверждающих, доступных народу… Жаль — нельзя, идея уже запатентована, а то бы, может, и мы что-нибудь подобное учинили. Ведь идеи-то нам близки: статью «Чем чреваты вернисажи» в 27 «ГФ» читали? Кто не читал — перечтите…

А. ГАНКЕВИЧ, "ОЧИЩЕНИЕ" ПЕРФОРМАНС, 1991